Мы попросили Стивена Шварца, историка, исследователя, автора нового трех-томника об орденах и медалях герцогства Брауншвейг, помочь узнать подробности о необычном предмете из нашей коллекции. Результатом совместных исследований стало интервью и статья:

Екатерина Лапиньш: Что привело Вас в фалеристику?

Стивен Шварц: История интересовала меня с самого раннего детства. Еще маленьким мальчиком испытывал непреодолимое желание прикоснуться к прошлому, почувствовать связь с людьми, жившими много лет тому назад. Однажды моей маме попалась книга Карла Густава Студеница о магии старых орденов и медалей. Зная о моей страсти к истории, она купила ее мне в подарок. Именно эта книга и открыла мне дверь в мир фалеристики.

Е.Л.: У Вас есть собственная коллекция и если да, то по какому принципу Вы ее собирали?

С.Ш.: Коллекции у меня больше нет. Будучи студентом в Брауншвейге, я начал собирать ордена, причем первый знак я приобрел на местном блошином рынке. Поняв, что никогда не заработаю столько денег, чтобы приобрести по-настоящему интересные предметы, я продал коллекцию. Все, что от нее осталось – это фотографии, а увлечение темой так и не угасло.

Тогда я пытался заполучить рыцарский крест каждого немецкого ордена, чтобы воспроизвести историю моего отечества. Начав с доимперских рыцарских крестов, со временем перешел к периоду наполеоновских войн, а затем охватил имперский период до 1918 года. Имел также несколько медалей периода Третьего рейха и Германской Демократической Республики, например, орден Карла Маркса. Меня всегда интересовали исторические условия и предпосылки, которые привели к основанию того или иного ордена и присуждению той или иной награды. Имперский период всегда был моим любимым, ведь ордена того времени являются настоящими шедеврами ювелирного искусства.

Е.Л.: Какой предмет был самым интересным в Вашей коллекции?

С.Ш.: Трудно сказать. Самым редким был знак ордена из Липпе-Детмольд – 4-ая степень ордена Почетного Креста (Orden des Ehrenkreuzes) с мечами. Известны всего 3 награды этой степени. Другой довольно редкой наградой был бронзовый крест за кампанию 1809 года из Брауншвейга. [фото справа]

Е.Л.: Ваши фавориты?

С.Ш.: Конечно же, знаки Брауншвейга. У меня была медаль «За спасение» в очень хорошем состоянии, но, когда купил свой первый рыцарский крест ордена Генриха Льва, я просто-таки влюбился в его синюю эмаль и изящную роспись на концах креста. Мой знак был на треугольной ленте, значит, его вручали саксонскому офицеру.

Е.Л.: Ваши новые книги уже получают отличные отзывы как от коллекционеров, так и от кураторов музеев. Это Ваша первая опубликованная работа?

С.Ш.: Еще будучи коллекционером, я помог куратору из музея Braunschweigisches Landesmuseum в создании книги о Гвельфах Брауншвейг-Беверна. Я написал главу об их орденах и о том, какую роль каждый из них играл в политических отношениях с другими государствами и какие семейные связи угадываются по награждениям. Несколько моих статей опубликовано в журнале для немецких фалеристов. Я написал также несколько криминальных романов (первый даже был премирован), а также мюзикл и детскую книгу. Но этот сборник об орденах и медалях Брауншвейга – моя первая монография по фалеристике.

Е.Л.: Когда Вы начали работать над этой серией?

С.Ш.: Есть небольшая брошюра Роджера Рекьюэлла и Дженса Фишера, посвященная орденам герцогства Брауншвейг 1987 года издания. Когда я начинал свою коллекцию, она была моей библией. Единственное, что меня всегда огорчало, так это качество фотографий: они были маленькие и к тому же черно-белые. Поэтому я обещал себе, что когда-нибудь напишу книгу с красивыми и качественными иллюстрациями. Было это в 1992 году. Продав коллекцию, конечно, позабыл о проекте. Однако в 2017 году, во время переезда, в старой коробке я обнаружил все фотографии моей бывшей коллекции. Чувство, как будто ты через двадцать лет снова встретил свою первую любовь. Тут я и вспомнил о давнем обещании. А так как, по счастливой случайности, за несколько лет до этого, чтобы напечатать свой мюзикл с нотами для фортепиано, я основал собственную издательскую компанию, причин не претворить обещанное в жизнь не оставалось. Я вспомнил некоторых старых товарищей с прежних времен коллекционирования, таких, к примеру, как Андреас Шульце Изинг, и связался с ними. Этих парней с помощью Google найти было нетрудно, они воодушевили меня и познакомили с новыми коллекционерами. Шесть недель я провел в архиве в Вольфенбюттеле, где находятся документы герцогства Брауншвейг, летал по миру, встречаясь с коллекционерами и фотографируя их коллекции, посещал сокровищницы музеев и даже получил доступ к частному архиву Вельфов в Ганновере.

 

 

Несостоявшийся орден герцогства Брауншвейг

В Таллиннском музее рыцарских орденов хранится один из двух известных в мире знаков необычного ордена. О нем не осталось никаких документов: ни статутов, ни счетов от ювелиров. В литературе вы не найдете практически никаких упоминаний об этом знаке. Чтобы сделать обоснованные предположения почему так случилось, пришлось весьма подробно изучить составные части и дизайн знака и сопоставить их с историей Вельфов [одна из старейших европейских династий, среди которых было множество правителей германских и итальянских княжеств, Великобритании, а также России (Иван VI)] и герцогства Брауншвейг.

Рассматривая знаки известных орденов, можно сразу заметить некоторое сходство с орденом Эрнста-Августа, который был основан Георгом V Ганноверским 15 декабря 1865 года. Знак этого ордена представляет собой золотой мальтийский крест белой эмали с золотыми шариками на окончаниях. Такой дизайн типичен для всех ганноверских и вельфских орденов, а следовательно, присущ и вельфскому ордену Святого Георгия, ордену Эрнста-Августа и ордену Генриха Льва. Шариков нет только у знаков, утвержденных значительно позже.

Орден Эрнста-Августа, Ганновер, Большой крест,  Таллинский музей рыцарских орденов

Орден Генриха Льва, Брауншвейк, Таллинский музей рыцарских орденов

Орден Св Георгия, Ганновер, Таллинский музей рыцарских орденов

Рассматриваемый нами знак увенчан золотой королевской короной, которая, по мнению известного эксперта по фалеристике Арнхарда Графа Кленау, явно узнаваема и бесспорно ганноверская. Из короны выходит золотая лента, соединяющая ее нижнюю часть с шариками на окончаниях креста. Такой тип подвески встречается и в некоторых австрийских орденах, к примеру, в ордене Железной короны. Ленточное кольцо проходит через расположенную в верхней части короны державу. Интересно, что вертикальные линии влиты в подкладку закрытой королевской короны, которая в местных геральдических уложениях обозначена как красная.
Между короной и крестом помещен бегущий справа налево вельфский скакун. Конь – серебряный, так как по правилам геральдики должен быть белым. Очень интересно, что рентгенофлуоресцентный анализ, сделанный в Таллинском музее, показал: фигура лошади выполнена из золота и лишь покрыта слоем серебра для геральдического эффекта! Какой замысел за этим кроется, пока неизвестно. Можно предположить, что ювелир сделал все украшения из золота, а потом узнал, что лошадь должна быть белой, и покрыл ее серебром. Под лошадью между концами верхней части креста имеются лучи в форме золотого веера – подобную композицию мы видим в крестах брауншвейгского ордена Генриха Льва, с той лишь разницей, что вместо коня в ней изображен лев.
Между концами креста нанесены золотые переплетенные инициалы «EA». Монограмма увенчана золотыми коронами: королевской и княжеской. В отличие от королевской, княжескую корону трудно интерпретировать. Вряд ли это связано с Брауншвейгом, скорее, тут намек на общую историю вельфов до их разделения на разные ветви. Арнхард Граф Кленау считал, что это указывает на Княжество Оэльс, которое вновь попало под прусскую корону в 1884 году. Но мне это представляется маловероятным.
На лицевой стороне на белом фоне центрального медальона изображен национальный герб герцогства Брауншвейг. Его окаймляет лента красной эмали, на которой золотом написаны слова «ДВА В ОДНОМ». Внизу ленты помещены две лавровых ветви.
На обороте центральный медальон украшен монограммой «GR» и маленькой буквой «V» на красном фоне – Король Джордж V (George Rex V). Такие филигранные монограммы типичны для ганноверских орденов и встречаются, к примеру, на реверсе Гвельфского ордена и ордена Эрнеста Августа. Монограмма увенчана золотой короной. Вокруг медальона имеется кольцо темно-синей эмали, на котором золотом выложен девиз: «В конце концов справедливость восторжествует». Внизу в синюю эмаль встроена небольшая золотая точка, отделяющая части девиза.

Итак, о чем говорит дизайн этого знака? Инициатором проекта ордена с таким знаком мог быть только Эрнст Август, герцог Камберлендский, сын Георга V и отец будущего герцога Эрнста Августа Брауншвейгского – на это указывают монограммы. Вряд ли Георг V решил бы создать орден в честь сына, хотя не стоит полностью исключать отстраненного от правления Ганновером Георга V из числа возможных основателей ордена, ведь центральный медальон на обратной стороне креста указывает именно на него.

Чтобы понять, почему в этом ордене изображен брауншвейгский герб и что означает девиз, углубимся немного в историю герцогства. Герцог Вильгельм и его старший брат Карл, живущий в изгнании, не были женаты и не могли оставить прямых законных наследников престола, в то время как лишённые короны вельфы из Ганновера имели на это вполне законные основания. Когда в 1873 году Карл умер, Вильгельму было уже 67 лет, и было крайне маловероятно, что у старого герцога вдруг появится прямой законный наследник. Через несколько лет умер и Георг V, следующий в очереди на трон. Согласно конституции Брауншвейга и установлениям вельфийского дома, первым кандидатом на престол герцогства становился Эрнст Август II, герцог Камберлендский. Ясно было, что Вильгельм не просидит на троне вечно, поэтому Эрнст Август II вполне мог начать планировать свое будущее в Брауншвейге.

Когда 18 октября 1884 года герцог Вильгельм умер, Эрнст Август II заявил о своих правах на основании патента. Но так как он не собирался отказываться и от своих наследственных прав на престол в Ганновере, рейхсканцлер Германии фон Бисмарк, не заинтересованный в кандидатуре Эрнста, убедил правительство Брауншвейга отменить патент и принять кандидатуру прусского принца Альбрехта. Эрнст Август продолжил жить в изгнании, но снова попытал счастье после смерти Альбрехта в 1906 году и потерпел неудачу во второй раз.

Однако вернемся к проекту ордена. С учетом вышеизложенного вполне вероятно, что он был задуман как второй орден герцогства Брауншвейг и, скорее всего, был бы официально основан в случае успешного восшествия на престол Эрнста Августа. Девиз «два в одном» указывает на то, что ганноверская ветвь вельфов объединила бы под одной короной два герцогства и тем самым вернулась бы к ситуации до раздела наследства, происшедшего в 1267 году*. «Два в одном» означает также, что Эрнст Август все еще мечтал о возвращении на престол королевства Ганновер наравне с правлением Брауншвейгом. На это указывает и использование инициалов Георга V. Эрнст Август ясно видел себя преемником отца и наследником вельфийских престолов Ганновера и Брауншвейга.

Девиз на реверсе: «В конце концов справедливость восторжествует» также указывает на то, что Эрнст Август надеялся добиться успеха в своих планах, рассматривая это как восстановление справедливости, попранной в момент потери его семьей трона в 1866 году.

В данном случае существует только два временных диапазона для создания проекта ордена: незадолго до 1884 года и незадолго до 1906 года. Если еще раз внимательно приглянуться к дизайну проекта ордена Гвельфов и сравнить его с дизайном знаков новых степеней ордена Генриха Льва, введенных в 1908 году, легко заметить, что мода на шарики ушла в прошлое. Поэтому более вероятно, что проект был начат между 1878 и 1884 годами и что оба образца сделаны австрийским ювелиром.

Георг V Гановерский (1819–1878)

Эрнст Август II (1845 – 1923), наследный принц Гановера

Эрнст Август Брауншвейгский (1887–1953)

* Раздел наследства 1267 года — когда правящий герцог Брауншвейг-Люнебуржский Альбрехт I Великий позволил своему младшему брату Иоганну I править совместно. Альбрехт I стал главой старого дома Брауншвейга, а Иоганн I стал первым герцогом старого дома Ганновера. Но оба назывались герцогами Брауншвейг-Люнебурга.

Но почему Эрнст Август III, взошедший на брауншвейгский престол в 1913 году, не вернулся к этому орденскому проекту и не претворил его в жизнь? Причин может быть только две: либо он просто забыл о затее отца, либо не хотел «раскачивать лодку», в которой он теперь, вернув своей семье трон, оказался вместе с Пруссией и Гогенцоллернами. В германской империи, особенно в Пруссии, велись жестокие словесные перепалки между партией вельфов и консервативными про-прусскими движениями, атмосфера была крайне накаленной. Последователи вельфов требовали реституции бывшего королевства Ганновер, а консервативные силы в Пруссии – даже инкорпорирования герцогства Брауншвейг в Пруссию. Орден, столь четко указывающий на исторические претензии вельфов на Ганновер, был бы чистым ядом для политической ситуации того времени. Тем более, что Эрнст через женитьбу фактически стал частью императорской семьи. Основание ордена при таких обстоятельствах было совсем некстати.

Таким образом этот орденский знак дает нам возможность глубоко взглянуть на историю герцогства Брауншвейг и королевской семьи вельфов, и на него безусловно стоит обратить внимание при посещении Таллинского музея рыцарских орденов.

перевод: Е.Л.