Нашему куратору Екатерине Лапиньш посчастливилось взять интервью у доктора исторических наук, заведующей сектором фалеристики Оружейной палаты Музеев Московского Кремля, Людмилы Михайловны Гавриловой, когда она посетила наш музей рыцарских орденов в Таллинне.

Мне хотелось бы надеяться, что интересующиеся историей и фалеристикой люди найдут много нового в монографии об иностранных орденах русских императоров и императриц, которые являются своеобразными символами российской и всемирной истории. 

Часть 1

Екатерина Лапиньш: Дорогая Людмила, Все с нетерпением ожидали выхода в свет Вашей новой монографии. И вот наконец она появилась на свет, где ее можно купить?

Людмила Гаврилова: Все издания нашего музея можно купить в музейных киосках на территории Кремля и в магазине музея, находящемся в Александровском саду (рядом с музейными кассами и выходом из метро).

​Мне хотелось бы надеяться, что интересующиеся историей и фалеристикой люди найдут много нового в монографии об иностранных орденах русских императоров и императриц, которые являются своеобразными символами российской и всемирной истории. Монография является результатом моей многолетней исследовательской работы с собранием Оружейной палаты Музеев Кремля.

Е.Л.: Скажите, когда Вы поняли, что «кавалерии» и награды это то, чему Вы посвятите всю свою профессиональную жизнь?

Л.Г.::

Моя профессиональная жизнь началась гораздо раньше необходимости изучения понятия «кавалерия» и была посвящена академической науке – изучению истории исторической науки в XVIII веке. После окончания исторического факультета Чувашского государственного университета с отличием, я поступила в очную аспирантуру при кафедре дореволюционной русской истории Санкт-Петербургского, тогда еще Ленинградского, университета в 1980 году.

​Мне посчастливилось стать ученицей выдающегося ученого, профессора А.Л. Шапиро. В советское время он продолжал традиции знаменитой петербургской исторической школы. Особой популярностью пользовались его уникальные для того времени исторические семинары. Александр Львович был уже не молод, но каждую субботу у него дома на Фонтанке собирались его студенты, аспиранты, бывшие ученики — кандидаты и доктора наук. На семинарах обсуждались серьезные научные работы и проблемы. Все, не зависимо от степеней и званий, могли высказывать свое мнение и критические замечания. Для меня эти семинары стали прекрасной школой. Именно там я почувствовала вкус к исследовательской работе и владению необходимыми для ученого профессиональными навыками.

Портрет Великий княгини Екатерины Алексеевны незадолго до венчанья; Георг Кристоф Грут, 1745
​Профессор А.Л. Шапиро предложил мне интересную тему, не рассматриваемую ранее в советской историографии. Мне предстояло изучить работы императрицы Екатерины II по истории России.

Профессор А.Л. Шапиро предложил мне интересную тему, не рассматриваемую ранее в советской историографии. Мне предстояло изучить работы императрицы Екатерины II по истории России. Всем были известны «Записки касательно русской истории», которые она написала для своих внуков Александра (будущего императора Александра I) и Константина. С момента их публикации в 1780-х годах историки сомневались в ее авторстве и высказывали разные предположения о том, кто мог бы написать эту работу. Изучение исторической литературы, архивных документов, включая опубликованные и неопубликованные материалы, написанные рукой Екатерины II, привело меня к первому научному открытию в моей профессиональной деятельности. В своей кандидатской диссертации я доказала, что императрица сама написала это произведение. Разумеется, она не сидела над летописями, расшифровывая тексты. Она взяла за основу работу по истории России первого русского историка В.Н. Татищева, написанную скрупулезно, но очень “тяжелым” научным языком, и переложила её простым и доступным для понимания, практически разговорным русским языком.

Переписывая Татищева, она “корректировала” некоторые страницы русской истории, создавая свою официальную версию истории, которая затем вошла во все учебники по русской истории дореволюционной России. Интересно, что в своих “Записках касательно русской истории” Екатерина II посвящала отдельные главы проектам медалей на события русской истории.

В то время я не придавала особого значения этим материалам, поскольку тексты повторяли содержание предыдущего изложения исторических событий. Но каково же было мое удивление, когда волею судьбы я стала работать в Музеях Московского Кремля и в 1997 году приняла на хранение коллекцию орденов и медалей Оружейной палаты. Передо мной оказались медали Исторической серии, созданные знаменитыми медальерами Санкт-Петербургского Монетного двора по проектам Екатерины Великой. Воистину это был перст Судьбы!

​Окунувшись в изучение медалей, созданных по инициативе Екатерины II, я защитила диссертацию по проблемам русской историографии, источниковедения и медальерного искусства второй половины XVIII века, и в 2001 году ​стала доктором исторических наук. К серьезному исследованию орденских знаков я 2 приступила только в 2003 году в ходе подготовки первой орденской выставки в Кремле, которая получила название «Польза. Честь. Слава. Награды России» и прошла с небывалым успехом в 2004 году.

Е.Л.: Вы в детстве также интересовались орденами?

Л.Г.: В детстве у меня вызывали интерес только награды моего отца Гаврилова Михаила Яковлевича – известного в Чувашии педагога, учителя истории и директора школы, который в 18 лет в 1942 году был призван на Великую Отечественную войну. Он начал войну под Сталинградом, был тяжело ранен, прошел весь путь солдата до победы над нацистской Германией, закончив его под Кенигсбергом в 1945 году. Каждый год, собираясь 9 мая на встречу с однополчанами, он надевал колодку с орденами и медалями — и мы с сестрой и тремя братьями знали, когда и за какой подвиг он получил свои награды.

Е.Л.: Занимались ли Вы когда-нибудь коллекционированием?

Л.Г.: Коллекционированием никогда не занималась. В музейном сообществе существует этическое правило – не коллекционировать предметы, собрание которых ты хранишь в музее. Как и многие, люблю окружать себя дома красивыми художественными произведениями: живописными картинами, мелкой фарфоровой пластикой.

Е.Л.: Скажите, что входит в Ваши обязанности, и какие аспекты Вашей работы Вам наиболее интересны?

Л.Г.: В обязанности заведующей сектором фалеристики и русского художественного металла XII–XVII веков Оружейной палаты входят: руководство сотрудниками сектора, хранительская и научная работа. Все это включает составление планов, отчетов, участие в выставочных проектах, в реставрационных комиссиях, научных семинарах и конференциях, методических и ученых советах, в работе фондово – закупочной комиссии. Хранитель коллекции должен работать с памятниками из своей коллекции: наблюдать за их состоянием, во время передавать их на ювелирную экспертизу и в реставрационные мастерские при необходимости, готовить их для участия на выставках. Мы не только отвечаем за сохранение памятников, но и изучаем их, вводим все данные в электронную базу собраний Музеев Московского Кремля, готовим к публикации научные каталоги коллекций. Сотрудники моего сектора хранят и работают с важнейшей частью собрания Оружейной палаты, куда кроме орденов и медалей, входят царские регалии: короны, скипетры, державы, троны, византийские древности и т.д. Обязанности, как видите, очень серьезные и многоплановые.

Помимо основных обязанностей, я пишу рецензии на научные каталоги и работы, которые издаются в Оружейной палате и других музеях Москвы и Санкт-Петербурга, выступаю оппонентом на защите кандидатских или докторских диссертаций. Я состою в Геральдическом совете города Москвы и являюсь экспертом культурных ценностей Министерства культуры Российской Федерации, что налагает на меня дополнительные обязанности. Все виды моей деятельности интересны, но больше всего меня привлекают исследовательские и выставочные проекты.

На территории Московского Кремля. Фото:Е.Лапиньш
Кремлевская коллекция орденов и медалей, как никакая другая, отражает историю нашей страны, начиная с Царской и Императорской России до сегодняшнего дня.

Е.Л.: Что представляет собой коллекция орденов и медалей Музеев Московского Кремля?

Л.Г.: Кремлевская коллекция орденов и медалей, как никакая другая, отражает историю нашей страны, начиная с Царской и Императорской России до сегодняшнего дня.

Собрание медалей по своему количеству и качеству несколько уступает коллекциям Эрмитажа или Исторического музея, но в ней есть раритеты в виде самых ранних медалей времени Петра Великого, которые чеканились еще на московских монетных дворах. 3 Коллекция императорских российских и иностранных орденов является наиболее значимой и полной в мире.

После революции 1917 года в Оружейную палату поступило имущество Капитула российских орденов, в котором хранились ордена императоров и императриц, а также эталонные знаки российских орденов, статуты, орденские печати и орденская одежда. Собрание орденов неоднократно пополнялось: часть орденских знаков были переданы в 1923 г. при разборе ценностей дворцового имущества, принадлежащего Дому Романовых; в 1963 г. — российские и иностранные орденские знаки из Государственного хранилища драгоценных металлов; после выставки 2004 года в наше собрание были переданы советские ордена и награды современной России из Наградного отдела Администрации президента Российской Федерации.

Е.Л.: В такой обширной коллекции у Вас наверняка есть любимый экспонат или орден?

У меня, например, возникают непередаваемые ощущения, когда я беру в руки Статут первого военного российского ордена Св. Георгия 1769 года.

Святой Георгий побеждает дракона; маршальский жезл Уоласа Гренфелла, фрагмент, из коллекции Таллиннского музея рыцарских орденов

​Л.Г.: Для хранителя коллекции очень сложно выделить один определенный экспонат. Мы все очень трепетно и с любовью относимся к своим собраниям, связаны с ними какими-то незримыми нитями. Мне кажется, что эта особенность характерна именно для кремлевских хранителей, поскольку они хранят очень сложные памятники относящиеся к разряду сокровищ страны. У меня, например, возникают непередаваемые ощущения, когда я беру в руки Статут первого военного российского ордена Св. Георгия 1769 года. На его переплете, обтянутом глазетом, золотое шитье с изображением двуглавого орла. Пергаменные листы документа украшены рисунками придворного художника Г.И. Козлова, проложены муаровой тканью, а на последней странице подпись императрицы Екатерины Великой, учредившей этот орден. Ко всем Статутам российских орденов, оригиналы которых с подписями императоров хранятся у нас, прикреплены оттиски Государственной печати в серебряных кустодиях с изображением государственного герба. Такое оформление основных законодательных положений, по которому существовал орден, вызывает глубокое уважение.

Павел I, 1799; Степан Щукин, Русский музей
Особый трепет у меня вызывает Большой крест Великого магистра Суверенного Военного ордена госпитальеров Св. Иоанна Иерусалимского Родоса и Мальты Жана де ла Валлетта, возглавлявшего Орден в 1557-1568 годах. 

​Мне также сложно выделить какой-либо определенный орден из нашей коллекции, ведь я храню орденские знаки всех наших императоров и императриц, начиная с Петра Великого. Особый трепет у меня вызывает Большой крест Великого магистра Суверенного Военного ордена госпитальеров Св. Иоанна Иерусалимского Родоса и Мальты Жана де ла Валлетта, возглавлявшего Орден в 1557-1568 годах. При его правлении Орден оставил Родос и обосновался на Мальте.

​Крест хранился в сокровищнице Ордена и был подарен императору Павлу на церемонии посвящения его в протекторы Ордена в Зимнем дворце в Санкт-Петербурге 29 ноября 1797 г. Павел высоко оценил такой дар, носил его постоянно, на большинстве портретов он изображен с крестом ла Валлетта. Этот памятник, кроме всего, дорог мне тем, что я несколько лет посвятила исследованию мальтийских древностей, которые в документах были перепутаны, неправильно записаны и атрибутированы. Работа с исторической литературой и архивными документами, с художественными собраниями в России, на Мальте и в резиденциях Ордена в Риме позволили установить истину.

Часть 2

CLЕ.Л.: Вы сами являетесь кавалером ордена Госпитальеров, больше известного как Мальтийский орден. Это самый старый из существующих рыцарских орденов и для многих он окутан ореолом романтичности и таинственности. Какие обязанности и привилегии у мальтийской дамы?

Л.Г.: I am the recipient of the Cross Pro Merito Melitensi with Crown – a special order of merit of the Sovereign Military Order of Malta. The Order was established in the early twentieth century and is translated as For Merits before the Order of Malta. It can be bestowed upon people of all faiths for certain achievements and merits before the Order. The grade for Ladies, bestowed on me, corresponds to that of Commander for Gentlemen. This is my first award for scientific discoveries in the study of the history of the Order and diligence in preparation and execution of the exhibition dedicated to its history. Such careful attention on the part of the Order and high appreciation of the job done by a museum employee inspires the feeling of gratitude and admiration.

Only a person of Catholic faith who has given certain vows can be a true Dame of the Hospitaller Order of St. John of Jerusalem. The duties and privileges of the Knights and Dames of the religious Catholic Order have remained unchanged for nine centuries — to serve Faith and Charity, giving all their strength and wealth towards ridding the fellow man of illness, need and suffering, regardless of nationality and religion. The modern Maltese Order strengthens communication between nations, transferring humanitarian aid and industrial technologies of Western civilization to developing countries, rendering assistance in eliminating the consequences of technological and natural disasters.Я являюсь кавалерственной дамой Креста и Короны Pro Merito Melitensi – отдельной награды Ордена госпитальеров Св. Иоанна Иерусалимского. Орден учрежден в начале ХХ века и переводится как За Заслуги перед Мальтийским Орденом. Им награждают лиц любого вероисповедания за определенные достижения и заслуги перед Орденом. Моя степень награды для дам равнозначна командору ордена у мужчин. Это моя первая награда за научные открытия в исследовании истории Ордена и усердие, приложенное в подготовке и проведении выставки, посвященной его истории. Такое внимательное отношение и высокая оценка труда музейного работника со стороны Ордена вызывает чувство признательности и уважения.

​Настоящей кавалерственной дамой Ордена госпитальеров Св. Иоанна Иерусалимского могут стать только лица католического вероисповедания, давшие определенные обеты. Обязанности и привилегии кавалеров и дам религиозного католического Ордена уже в течение девяти веков остаются неизменными — служить Вере и Милосердию, отдавая все свои силы и богатства для избавления человека от болезни, нужды и страданий, независимо от национальности и вероисповедания. Современный Мальтийский Орден укрепляет связь между народами, передавая гуманитарную помощь и промышленные технологии западной цивилизации в развивающиеся страны, оказывая помощь в ликвидации технических катастроф и стихийных бедствий.

​Е.Л.: Вы подготовили и провели множество замечательных выставок, какие запомнились Вам больше всего?

Л.Г.: Самой масштабной, грандиозной по участию партнеров, сложной по концепции и исполнению для меня, как автора, была выставка «Сокровища Мальтийского ордена. Девять веков служения Вере и Милосердию» в 2012 году. В ней участвовали одиннадцать российских музейных и архивных собраний, девять – иностранных, включая галерею Палатина (Флоренция), Лувр и музей Почетного Легиона (Париж), три музея и Национальный архив (Мальта); художественные собрания, архив и библиотека Ордена (Рим). К выставке был подготовлен каталог, изданный на русском и английском языках. Беспрецедентный случай в нашей выставочной деятельности – каталог на русском языке был раскуплен до закрытия выставки. На открытии выставки присутствовали Великий магистр Ордена Фра Мэтью Фестинг, члены правительства, кавалеры и кавалерственные дамы Ордена.

Е.Л.: Вы очень много делаете по поиску и идентификации распроданных в начале XX века исторических ценностей – орденских инсигний Российских императоров. Среди последних находок — Викторианская цепь Николая II, обнаруженная Вами в уникальной коллекции академика Хазина в процессе подготовки выставки «Рыцарские ордена Европы». Расскажите об этой находке.. 

Л.Г.: Работа с частной коллекцией такого высокого уровня для меня была очень интересной, но вместе с тем и сложной. Некоторые иностранные ордена из коллекции были известны только по литературе, представители Российской империи ими не награждались и в наших музейных собраниях они отсутствовали. Приходилось работать вместе с ювелирным экспертом, расшифровывать клейма и уточнять, насколько это было возможно, происхождение орденских знаков. В особо сложных случаях я всегда консультируюсь со своими коллегами из разных музеев. ​

Каково же было наше с А.Л. Хазиным изумление, когда оказалось, что приобретенная им Викторианская цепь, якобы принадлежащая последнему хедиву Египта Аббасу II, оказалась цепью последнего русского императора Николая II.

С докладом Людмилы Михайловны на конференции в Таллинне, а также с фотографиями цепи Николая II и другими реликвиями, можно ознакомиться в книге Материалов Конференции

Подготовка к выставке совпала у меня с редкой возможностью попасть в число изучающих Королевскую коллекцию Великобритании в сентябре 2013 года, куда отбирались исследователи из разных стран, музеев и аукционных домов. Я не только ознакомилась с художественными собраниями королевы Великобритании Елизаветы II, но и много общалась со своими зарубежными коллегами, изучила орденскую коллекцию. Многолетнее сотрудничество с коллегой из Королевской коллекции Стивеном Паттерсоном и участие британской стороны в нашем выставочном проекте позволили мне обратиться к Стивену за помощью и попросить просмотреть фотографии отобранных английских орденов с описанием их происхождения. Каково же было наше с А.Л. Хазиным изумление, когда оказалось, что приобретенная им Викторианская цепь, якобы принадлежащая последнему хедиву Египта Аббасу II, оказалась цепью последнего русского императора Николая II. Она была обезличена при передаче дворцового имущества в Гохран, а затем продана большевиками.

Благодаря инициативе владельца коллекции А.Л.Хазина, вернувшего орден Главе Королевских орденов Великобритании — Ее Величеству Королеве Елизавете II, и великодушию самой королевы, через столетие высокая награда последнего российского императора вернулась в стены Московского Кремля. Королева передала Викторианскую цепь Николая II на долгосрочное хранение среди других орденов императора в собрание Музеев Московского Кремля.

Е.Л.: Вы сообщили здесь в Таллине еще об одном открытии воистину мирового значения. Как Вы пришли к выводу, что знак из коллекции Таллиннского Музея принадлежал Петру I?

Страницы из книги «Иностранные ордена российских императоров в собрании Музеев Московского Кремля»
В монографии представлены результаты многолетней работы по изучению и атрибуции иностранных орденов в музейном собрании. Изучение еще не введенных в научный оборот архивных документов, привлечение широкого круга специальной литературы, издаваемой в России и за рубежом, а также обращение к памятникам, представленным в государственных и частных орденских собраниях Европы, позволило всесторонне осветить комплекс вопросов, связанных с иностранными орденами российских императоров.

Монография содержит богатый иллюстративный материал, в том числе памятники из собрания Музеев Московского Кремля, не публиковавшиеся ранее, уникальные документальные свидетельства и шедевры, хранящиеся в художественных собраниях Европы и США.

Л.Г.: Во время исследовательских проектов часто случается так, что собранные в разных архивах и исторической литературе разнородные факты складываются как пазлы в одну общую картину. Такое ощущение, что какая-то неведомая сила ведет тебя к какому-то озарению и открытию. В данном случае сложилась удивительная цепь событий. Весь 2017-й год я усиленно работала над монографией, посвященной иностранным орденам русских правителей. Моя дочь Екатерина решила сделать мне подарок на 8 марта, отправила нас с мужем на неделю в Париж, чтобы мы могли отдохнуть и развеяться. Наслаждаясь посещением разных прекрасных мест, я не могла не встретиться с моими любимыми коллегами из музея Почетного Легиона. К тому же я хотела подобрать иллюстрации к своей монографии из их исключительной орденской коллекции. При встрече главный хранитель музея Анна де Шефдебьен спросила о моем участии в предстоящей конференции в Таллине. В тот момент я ничего не знала ни о предстоящей конференции, ни о Таллинском музее Рыцарских орденов. Снабдив меня брошюрой о музее и информацией о конференции, Анна с коллегами настойчиво попросили меня подумать об участии в ней, сказав, что это редкая возможность для европейцев пообщаться с российскими коллегами. В переданной мне брошюре меня заинтересовали фотографии нескольких опубликованных орденских знаков. Я написала письмо сотруднику вашего музея с просьбой прислать мне иллюстрации нескольких орденов для моей монографии. Вскоре я получила разрешение о предоставлении мне иллюстраций для публикации.

Осмотр орденского знака укрепил мою уверенность в сделанном предположении, что он принадлежал Петру I.​

Что касается знака ордена Белого Орла, то он меня сразу же заинтересовал, его изображение в брошюре Таллинского музея совпадало с описанием знака ордена в документе из Российского архива древних актов. История происхождения знака, которая приводилась в публикации, честно говоря, у меня сразу же вызвало возражение. Получив изображения лицевой и оборотной стороны ордена, я поняла, что все научные факты, которыми я располагала из трех архивов, а также информация об ордене Белого Орла и знаках, представленных в европейских орденских коллекциях (в Дрездене и в Варшаве), позволяют утверждать, что это вероятнее всего знак ордена царя Петра Великого. В итоге, желание увидеть этот знак ордена привело меня к участию в конференции в Таллине. Осмотр орденского знака укрепил мою уверенность в сделанном предположении, что он принадлежал Петру I.​

​Е.Л.: Вы очень тесно сотрудничаете со многими музеями мира, расскажите, какие музеи Вы бы советовали посетить любителям фалеристики, а точнее рыцарских орденов и почему.

Л.Г.: К сожалению, музеев, посвященных орденской теме, в мире очень мало. Самый крупный и представительный по собранию – это музей Почетного Легиона в Париже. Меня, как музейного работника и специалиста, поражает не только современный уровень подачи материала в экспозиции, но и возможность сочетания в ней исключительной ценности государственной и частной коллекции орденов. Я имею в виду поразительное по своим бесценным памятникам собрание Антонио Спады – бывшего посла Испании во Франции, ныне посла Мальтийского ордена. Мне особенно приятно, что он принял участие в нашей выставке «Сокровища Мальтийского ордена» не только как владелец коллекции, но и как автор каталожных описаний предметов из своей коллекции, отобранных на выставку.

Меня, как музейного работника и специалиста, поражает не только современный уровень подачи материала в экспозиции, но и возможность сочетания в ней исключительной ценности государственной и частной коллекции орденов.

Музей Почетного Легиона в Париже. Фото: Е. Лапиньш

​​Мне известны исключительно высокого уровня орденские коллекции в составе музейных и королевских собраний, но не все они находятся в открытом доступе для посетителей. Это относится и к ряду частных орденских коллекций. Я бы порекомендовала посетить Зеленые Своды в Дрездене, где можно увидеть коллекцию орденов саксонских курфюрстов и польских королей. И, конечно же, музей Рыцарских орденов в Таллине, который находится в стадии своего становления, но уже поражает всех специалистов и посетителей уровнем своей орденской коллекции.
Е.Л.: Ваши книги очень ценятся во всем мире и распродаются в момент, некоторые из них выходили с переводом на английский и я знаю, что очень многих интересует будет ли эта Ваша монография переведена на другие языки, есть ли такие планы?

Л.Г.:   Как любой автор, я бы очень хотела, чтобы моя монография была доступна всем моим коллегам из разных стран мира. К сожалению, публикация только на русском языке ограничивает этот круг.

Е.Л.: Я слышала, что есть серьезные планы существенно расширить территорию занимаемую экспозициями Музеев Московского Кремля. Можно ли порадовать любителей фалеристики, планируется ли расширение орденской экспозиции?

Отдельное место в ней займет Орденский зал, в котором мы сможем показать нашу орденскую коллекцию во всем многообразии экспонатов, включая орденскую одежду, статуты, орденские печати и т.д.

На Красной Площади. Фото Е. Лапиньш. Комплекс Средних торговых рядов на Красной площади позволит расширить выставочные площади Музеев Московского Кремля.

Л.Г.:  Для Музеев Московского Кремля передан комплекс Средних торговых рядов на Красной площади. Сейчас идет их реконструкция и строительство нового объекта для размещения экспозиций нашего музея. После их сдачи и размещения части собрания в новых помещениях, планируется подготовка экспозиции в здании Оружейной палаты на территории Кремля. Отдельное место в ней займет Орденский зал, в котором мы сможем показать нашу орденскую коллекцию во всем многообразии экспонатов, включая орденскую одежду, статуты, орденские печати и т.д.

CL: A matter of concern here in Estonia is the collar of the Order of the National Coat of Arms made for Konstantin Päts in 1936. Is it as present under your care and are there any plans to include it in any future exhibitions? 

Л.Г.:  Мне понятен интерес к памятникам своей истории, которые находятся в других музеях и странах. Я сама с большим вниманием отношусь к предметам из Коронных драгоценностей и дворцового имущества Дома Романовых, распроданных после революции и хранящихся в разных частных и государственных музеях по всему миру. Всегда готова помочь коллегам с атрибуцией, например, российских орденских знаков с бриллиантами, которые сейчас находятся и в музее Метрополитен в Нью Йорке, и в частном музее Хиллвуд под Вашингтоном, и в других собраниях. Радуюсь, что не смотря на войны и революции они уцелели и бережно хранятся.

Как куратор коллекции орденов и медалей могу сказать, что цепь ордена Государственного герба Константина Пятса хранится среди орденских цепей и знаков российских и иностранных монархов, государственных деятелей с соблюдением всех необходимых условий и норм музейного хранения. В ближайшее время, с учетом огромной работы по кардинальным изменениям наших экспозиций, о которых я упоминала выше, не планируется какое-либо изменение в перемещении музейных предметов.

Весенний Таллинн. Фото: Е. Лапиньш
В Таллин хочется возвращаться снова и снова.

Е.Л.: Вы впервые посетили Таллинн по случаю XI конференции фалеристических обществ. Какое впечатление у Вас осталось от города?

Л.Г.:  Таллин – дивный город. Он имеет свой запоминающийся исторический облик, где гармонично сочетаются старинные здания с новыми архитектурными сооружениями. Особенно мне понравились жители города. Они трудолюбивы, приветливы и доброжелательны, с чувством собственного достоинства. В Таллин хочется возвращаться снова и снова.

Е.Л.: Ну и традиционный последний вопрос: какие планы на будущее?

Л.Г.: В этом году я должна подготовить к изданию 1-й том каталога собрания медалей от Петра Великого до императора Павла. Мне предстоит большая работа по завершению описаний около тысячи медалей, двух научных статей, подводящих итоги моих исследований медальерного искусства названного времени. Параллельно будет продолжаться деятельность над проектами новых орденских экспозиций, подготовка статей и каталожных описаний орденов и медалей, отобранных на выставки Музеев Московского Кремля во Францию, Японию и в Китай.